Бесплатная горячая линия

8 800 700-88-16
Главная - Другое - Басня крылова про суд льва

Басня крылова про суд льва

Басня Крылова Фортуна в гостях


Как часто что-нибудь мы сделавши худого, Кладем вину в том на другого, И как нередко говорят: «Когда б не он, и в ум бы мне не впало!» А ежели людей не стало, Так уж лукавый виноват, Хоть тут его совсем и не бывало. Примеров тьма тому. Вот вам из них один. В Восточной стороне какой-то был Брамин, Хоть на словах и теплой веры, Но не таков своим житьем (Есть и в Браминах лицемеры); Да это в сторону, а дело только в том, Что в братстве он своем Один был правила такого, Другие ж все житья святого, И, что всего ему тошней, Начальник их был нраву прекрутого: Так преступить никак устава ты не смей. Однако ж мой Брамин не унывает.

Вот постный день, а он смекает, Нельзя ли разрешить на сырное тайком? Достал яйцо, полуночи дождался И, свечку вздувши с огоньком, На свечке печь яйцо принялся; Ворочает его легонько у огня, Не сводит глаз долой и мысленно глотает, А про начальника, смеяся, рассуждает: «Не уличишь же ты меня, Длиннобородый мой приятель!

Яичко съем-таки я всласть». Ан тут тихонько шасть К Бармину в келью надзиратель И, видя грех такой, Ответу требует он грозно. Улика налицо и запираться поздно! «Прости, отец святой, Прости мое ты прегрешенье! — Так взмолится Брамин сквозь слез. — И сам не знаю я, как впал во искушенье; Ах, наустил меня проклятый бес!» А тут бесенок из-за печки: «Не стыдно ли, — кричит, — всегда клепать на нас!

— И сам не знаю я, как впал во искушенье; Ах, наустил меня проклятый бес!» А тут бесенок из-за печки: «Не стыдно ли, — кричит, — всегда клепать на нас! Я сам лишь у тебя учился сей же час И, право, вижу в первый раз, Как яйца пекут на свечке».

Басни Ивана Андреевича Крылова

Льву, Кесарю лесов, бог сына даровал.Звериную вы знаете природу:У них, не как у нас – у нас ребёнок году,Хотя б он царский был, и глуп, и слаб, и мал;А годовалый ЛьвёнокДавно уж вышел из пелёнок.Так к году Лев-отец не шуткой думать стал.Чтобы сынка невежей не оставить,В нём царску честь не уронитьИ чтоб, когда сынку придётся царством править,Не стал бы за сынка народ отца бранить.Кого ж бы попросить, нанять или заставитьЦаревича Царём на выучку поставить?

Отдать его Лисе – Лиса умна:Да лгать великая охотница она;А со лжецом во всяком деле мука:Так это, думал Царь, не царская наука.Отдать Кроту: о нём молва была,Что он во всём большой порядок любит:Без ощупи шага́ не ступитИ всякое зерно для своего столаОн сам и чистит, сам и лупит;И словом, слава шла,Что Крот великий зверь на малые дела:Беда лишь под носом глаза Кротовы зорки,Да вдаль, не видят ничего;Порядок же Кротов хорош, да для него;А царство Львиное гораздо больше норки.

Не взять ли Барса? Барс отважен и силён,А сверх того, великий тактик он;Да, Барс политики не знает:Гражданских прав совсем не понимает,Какие ж царствовать уроки он подаст!Царь должен быть судья, министр и воин,А Барс лишь резаться горазд:Так и детей учить он царских недостоин.Короче: звери все, и даже самый Слон,Который был в лесах почтён,Как в Греции Платон*,Льву всё ещё казался не умёнИ не учён.

По счастью, или нет (увидим это вскоре),Услышав про царёво горе,Такой же царь, пернатых царь, Орёл,Который вёлСо Львом приязнь и дружбу,Для друга сослужить большую взялся службуИ вызвался сам Львёнка воспитать.У Льва как гору с плеч свалило.И подлинно: чего, казалось, лучше былоЦаревичу царя в учители сыскать?Вот Львёнка снарядилиИ отпустилиУчиться царствовать к Орлу.

Проходит год и два; меж тем, кого ни спросят,О Львёнке ото всех лишь слышат похвалу:Все птицы чудеса о нём в лесах разносят.И, наконец, приходит срочный год,Царь-Лев за сыном шлёт.Явился сын; тут царь сбирает весь народ,И малых и больших сзывает;Сынка целует, обнимает,И говорит ему он так:

«Любезный сын,По мне наследник ты один;Я в гроб уже гляжу, а ты лишь в свет вступаешь!Так я тебе охотно царство сдам.Скажи теперь при всех лишь нам,Чему учен ты, что ты знаешьИ как ты свой народ счастливым сделать чаешь?!»

«Папа́, – ответствовал сынок, – я знаю то,Чего не знает здесь никто:И от Орла до Перепёлки,Какой где птице боле вод,Какая чем из них живёт,Какие яйца несёт,И птичьи нужды все сочту вам до иголки.Вот от учителей тебе мой аттестат:У птиц недаром говорят,Что я хватаю с неба звёзды;Когда ж намерен ты правленье мне вручить,То я тотчас начну зверей учитьВить гнезды». Тут ахнул царь и весь звериный свет;Повесил головы Совет,А Лев-старик поздненько спохватился,Что Львёнок пустякам училсяИ не добро он говорит;Что пользы нет большой тому знать птичий быт,Кого зверьми владеть поставила природа,И что важнейшая наука для царей:Знать свойство своего народаИ выгоды земли своей. *

Иван Крылов — Воспитание льва (Басня): Стих

Льву, Кесарю лесов, бог сына даровал.

Звериную вы знаете природу: У них, не как у нас — у нас ребенок году, Хотя б он царский был, и глуп, и слаб, и мал; А годовалый Львенок Давно уж вышел из пеленок.

Так к году Лев-отец не шуткой думать стал, Чтобы сынка невежей не оставить, В нем царску честь не уронить, И чтоб, когда сынку придется царством править, Не стал бы за сынка народ отца бранить. Кого ж бы попросить, нанять или заставить Царевича Царем на-выучку поставить?

Отдать его Лисе — Лиса умна, Да лгать великая охотница она; А со лжецом во всяком деле мука.— Так это, думал Царь, не царская наука. Отдать Кроту: о нем молва была, Что он во всем большой порядок любит: Без ощупи шага?

не ступит И всякое зерно для своего стола Он сам и чистит, сам и лупит; И словом, слава шла, Что Крот великий зверь на малые дела: Беда лишь, под носом глаза Кротовы зорки, Да вдаль не видят ничего; Порядок же Кротов хорош, да для него; А царство Львиное гораздо больше норки. Не взять ли Барса? Барс отважен и силён, А сверх того, великий тактик он; Да Барс политики не знает: Гражданских прав совсем не понимает, Какие ж царствовать уроки он подаст!

Царь должен быть судья, министр и воин; А Барс лишь резаться горазд: Так и детей учить он царских недостоин. Короче: звери все, и даже самый Слон, Который был в лесах почтён, Как в Греции Платон, Льву всё еще казался не умен, И не учен. По счастью, или нет (увидим это вскоре), Услышав про царево горе, Такой же царь, пернатых царь, Орел, Который вел Со Львом приязнь и дружбу, Для друга сослужить большую взялся службу И вызвался сам Львенка воспитать.

У Льва как гору с плеч свалило. И подлинно: чего, казалось, лучше было Царевичу царя в учители сыскать? Вот Львенка снарядили И отпустили Учиться царствовать к Орлу.

Проходит год и два; меж тем, кого ни спросят, О Львенке ото всех лишь слышат похвалу: Все птицы чудеса о нем в лесах разносят. И наконец приходит срочный год, Царь-Лев за сыном шлёт. Явился сын; тут царь сбирает весь народ, И малых и больших сзывает; Сынка целует, обнимает, И говорит ему он так: «Любезный сын, По мне наследник ты один; Я в гроб уже гляжу, а ты лишь в свет вступаешь: Так я тебе охотно царство сдам.
Явился сын; тут царь сбирает весь народ, И малых и больших сзывает; Сынка целует, обнимает, И говорит ему он так: «Любезный сын, По мне наследник ты один; Я в гроб уже гляжу, а ты лишь в свет вступаешь: Так я тебе охотно царство сдам. Скажи теперь при всех лишь нам, Чему учен ты, что ты знаешь, И как ты свой народ счастливым сделать чаешь?» — «Папа?», ответствовал сынок: «я знаю то, Чего не знает здесь никто: И от Орла до Перепёлки, Какой где птице боле вод, Какая чем из них живет, Какие яица несет, И птичьи нужды все сочту вам до иголки.

Вот от учителей тебе мой аттестат: У птиц недаром говорят, Что я хватаю с неба звезды; Когда ж намерен ты правленье мне вручить, То я тотчас начну зверей учить Вить гнезды». Тут ахнул царь и весь звериный свет; Повесил головы Совет, А Лев-старик поздненько спохватился, Что Львенок пустякам учился И не добро он говорит; Что пользы нет большой тому знать птичий быт, Кого зверьми владеть поставила природа, И что важнейшая наука для царей: Знать свойство своего народа И выгоды земли своей.

Иван КРЫЛОВ. Воспитание Льва.

Льву, Кесарю лесов, бог сына даровал. Звериную вы знаете природу: У них, не как у нас — у нас ребенок году, Хотя б он царский был, и глуп, и слаб, и мал; А годовалый Львенок Давно уж вышел из пеленок.

Так к году Лев-отец не шуткой думать стал.

Чтобы сынка невежей не оставить, В нем царску честь не уронить И чтоб, когда сынку придется царством править, Не стал бы за сынка народ отца бранить. Кого ж бы попросить, нанять или заставить Царевича Царем на выучку поставить? Отдать его Лисе — Лиса умна: Да лгать великая охотница она; А со лжецом во всяком деле мука: Так это, думал Царь, не царская наука.

Отдать Кроту: о нем молва была, Что он во всем большой порядок любит: Без ощупи шаг_а_ не ступит И всякое зерно для своего стола Он сам и чистит, сам и лупит; И словом, слава шла, Что Крот великий зверь на малые дела: Беда лишь под носом глаза Кротовы зорки, Да вдаль, не видят ничего; Порядок же Кротов хорош, да для него; А царство Львиное гораздо больше норки.

Не взять ли Барса? Барс отважен и силен, А сверх того, великий тактик он; Да, Барс политики не знает: Гражданских прав совсем не понимает, Какие ж царствовать уроки он подаст! Царь должен быть судья, министр и воин, А Барс лишь резаться горазд: Так и детей учить он царских недостоин.

Короче: звери все, и даже самый Слон, Который был в лесах почтен, Как в Греции Платон, Льву все еще казался не умен И не учен.

По счастью, или нет (увидим это вскоре), Услышав про царево горе, Такой же царь, пернатых царь. Орел, Который вел Со Львом приязнь и дружбу, Для друга сослужить большую взялся службу И вызвался сам Львенка воспитать. У Льва как гору с плеч свалило. И подлинно: чего, казалось, лучше было Царевичу царя в учители сыскать?
И подлинно: чего, казалось, лучше было Царевичу царя в учители сыскать? Вот Львенка снарядили И отпустили Учиться царствовать к Орлу.

Проходит год и два; меж тем, кого ни спросят, О Львенке ото всех лишь слышат похвалу: Все птицы чудеса о нем в лесах разносят.

И, наконец, приходит срочный год, Царь-Лев за сыном шлет. Явился сын; тут царь сбирает весь народ, И малых и больших сзывает; Сынка целует, обнимает, И говорит ему он так: «Любезный сын, По мне наследник ты один; Я в гроб уже гляжу, а ты лишь в свет вступаешь!

Так я тебе охотно царство сдам.

Скажи теперь при всех лишь нам, Чему учен ты, что ты знаешь И как ты свой народ счастливым сделать чаешь?!

«Пап_а_, — ответствовал сынок, — я знаю то, Чего не знает здесь никто: И от Орла до Перепелки, Какой где птице боле вод, Какая чем из них живет, Какие яйца несет, И птичьи нужды все сочту вам до иголки. Вот от учителей тебе мой аттестат: У птиц недаром говорят, Что я хватаю с неба звезды; Когда ж намерен ты правленье мне вручить, То я тотчас начну зверей учить Вить гнезды».

Тут ахнул царь и весь звериный свет; Повесил головы Совет, А Лев-старик поздненько спохватился, Что Львенок пустякам учился И не добро он говорит; Что пользы нет большой тому знать птичий быт, Кого зверьми владеть поставила природа, И что важнейшая наука для царей: Знать свойство своего народа И выгоды земли своей.

Также смотрите: Когда Смоленский Князь, Противу дерзости искусством воружась, Вандалам новым сеть поставил И на погибель им Москву оставил. Невеста-девушка смышляла жениха; Тут нет еще греха, Да вот что грех: она была спесива. Детская электронная библиотека «», 2006 — 2020Все тексты взяты из открытых электронных источников и выложены на сайте для не коммерческого использования!

Все права на тексты принадлежат только их правообладателям!

Басня Водолазы

&nbsp Какой-то древний царь впал в страшное сомненье:Не более ль вреда, чем пользы, от наук?Не расслабляет ли сердец и рукУченье?И не разумнее ль поступит он,Когда учёных всех из царства вышлет вон?Но так как этот царь, свой украшая трон,Душою всей радел своих народов счастьюИ для тогоНе делал ничегоПо прихоти иль по пристрастью, –То приказал собрать совет,В котором всякий бы, хоть слогом не кудрявым,Но с толком лишь согласно здравымСвоё представил: да иль нет,То есть учёным вон из царства убиратьсяИли по-прежнему в том царстве оставаться? Однако ж как совет ни толковал:Кто сам свой голос подавал,Кто голос подавал работы секретарской,Всяк только дело затемнялИ в нерешимости запутывал ум царской. Кто говорил, что неученье тьма, –Что не дал бы нам бог ума,Ни дара постигать вещей небесных,Когда бы он хотел,Чтоб человек не боле разумелЖивотных бессловесных,И что, согласно с целью сей,Ученье к счастию ведёт людей.

Другие утверждали,Что люди от наук лишь только хуже стали: –Что всё ученье бред,Что от него лишь нравам вредИ что, за просвещеньем вслед,Сильнейшие на свете царства пали. Короче: с обеих сторон,И дело выводя и вздоры,Бумаги исписали горы,А о науках спор остался не решён;Царь сделал более. Созвав отвсюду онРазумников, из них установил собраньеИ о науках спор им предложил на суд.Но способ был и этот худ,Затем что царь им дал большое содержанье:Так в голосах между собой разладДля них был настоящий клад;И если бы им волю дали,Они б доныне толковалиДа жалованье брали.

Но так как царь казною не шутил,То он, приметя то, их скоро распустил.Меж тем час от часу впадал в сомненье боле.Вот как-то вышел он, сей мыслью занят, в полеИ видит пред собойПустынника, с седою бородойИ с книгою в руках большой. Пустынник важный взор имел, но не угрюмый;Приветливость и добротаУлыбкою его украсили уста,А на челе следы глубокой видны думы.Монарх с пустынником вступает в разговорИ, видя в нём познания несчетны,Он просит мудреца решить тот важный спор:Науки более ль полезны или вредны?«Царь!

– старец отвечал, – позволь, чтоб пред тобойОткрыл я притчею простой,Чтó размышленья мне внушили многодетны». И с мыслями собравшись, начал так:«На берегу, близ моря,Жил в Индии рыбак;Проведши долгий век и бедности и горя,Он умер и троих оставил сыновей.Но дети, видя,Что с нуждою они кормились от сетей,И ремесло отцовско ненавидяБрать дань богатее задумали с морей,Не рыбой, – жемчугами;И, зная плавать и нырять,Ту подать доправлятьПустились сами.

Однако ж был успех различен всех троих:Один, ленивее других,Всегда по берегу скитался;Он даже не хотел ни ног мочить своихИ жемчугу того лишь дожидался,Что выбросит к нему волной,А с леностью такойЕдва-едва питался.Другой,Трудов нимало не жалеяИ выбирать умеяСебе по силе глубину,Богатых жемчугов нырял искать по днуИ жил, всечасно богатея. Но третий, алчностью к сокровищам томим,Так рассуждал с собой самим:„Хоть жемчуг находить близ берега и можно,Но, кажется, каких сокровищ ждать не должно,Когда бы удалося мнеДостать морское дно на самой глубине?Там горы, может быть богатств несчетных:Кораллов, жемчугу и камней самоцветных,Которы стоит лишь достатьИ взять. Сей мыслию пленясь безумец вскореВ открытое пустился мореИ, выбрав, где была чернее глубина,В пучину кинулся; но поглощённый ею,За дерзость, не доставши дна,Он жизнью заплатил своею».

«О, царь! – примолвил тут мудрец.

–Хотя в ученье зрим мы многих благ причину,Но дерзкий ум находит в нём пучинуИ свой погибельный конец,Лишь с разницею тою,Что часто в гибель он других влечёт с собою». * &nbsp

БАСНЯ БЕЗБОЖНИКИ

Был в древности народ, к стыду земных племен, Который до того в сердцах ожесточился, Что противу богов вооружился. Мятежные толпы, за тысячью знамен, Кто с луком, кто с пращой, шумя, несутся в поле.

Зачинщики, из удалых голов, Чтобы поджечь в народе буйства боле, Кричат, что суд небес и строг и бестолков; Что боги или спят, иль правят безрассудно; Что проучить пора их без чинов; Что, впрочем, с ближних гор каменьями нетрудно На небо дошвырнуть в богов И заметать Олимп стрелами. Смутяся дерзостью безумцев и хулами, К Зевесу весь Олимп с мольбою приступил, Чтобы беду он отвратил; И даже весь совет богов тех мыслей был, Что, к убеждению бунтующих, не худо Явить хоть небольшое чудо: Или потоп, иль с трусом гром, Или хоть каменным ударить в них дождем.

«Пождем, — Юпитер рек, — а если не смирятся И в буйстве прекоснят, бессмертных не боясь, Они от дел своих казнятся»

.

Тут с шумом в воздухе взвилась Тьма камней, туча стрел от войск богомятежных, Но с тысячью смертей, и злых, и неизбежных, На собственные их обрушились главы.

Плоды неверия ужасны таковы; И ведайте, народы, вы, Что мнимых мудрецов кощунства толки смелы, Чем против божества вооружают вас, Погибельный ваш приближают час, И обратятся все в громовые вам стрелы.

Читать текст басни:

Льву, Кесарю лесов, бог сына даровал.Звериную вы знаете природу:У них, не как у нас — у нас ребенок году,Хотя б он царский был, и глуп, и слаб, и мал;А годовалый ЛьвенокДавно уж вышел из пеленок.Так к году Лев-отец не шуткой думать стал.Чтобы сынка невежей не оставить,В нем царску честь не уронитьИ чтоб, когда сынку придется царством править,Не стал бы за сынка народ отца бранить.Кого ж бы попросить, нанять или заставитьЦаревича Царем на выучку поставить?Отдать его Лисе — Лиса умна:Да лгать великая охотница она;А со лжецом во всяком деле мука:Так это, думал Царь, не царская наука.Отдать Кроту: о нем молва была,Что он во всем большой порядок любит:Без ощупи шаг_а_ не ступитИ всякое зерно для своего столаОн сам и чистит, сам и лупит;И словом, слава шла,Что Крот великий зверь на малые дела:Беда лишь под носом глаза Кротовы зорки,Да вдаль, не видят ничего;Порядок же Кротов хорош, да для него;А царство Львиное гораздо больше норки.Не взять ли Барса?

Барс отважен и силен,А сверх того, великий тактик он;Да, Барс политики не знает:Гражданских прав совсем не понимает,Какие ж царствовать уроки он подаст!Царь должен быть судья, министр и воин,А Барс лишь резаться горазд:Так и детей учить он царских недостоин.Короче: звери все, и даже самый Слон,Который был в лесах почтен,Как в Греции Платон,Льву все еще казался не уменИ не учен.По счастью, или нет (увидим это вскоре),Услышав про царево горе,Такой же царь, пернатых царь.
Барс отважен и силен,А сверх того, великий тактик он;Да, Барс политики не знает:Гражданских прав совсем не понимает,Какие ж царствовать уроки он подаст!Царь должен быть судья, министр и воин,А Барс лишь резаться горазд:Так и детей учить он царских недостоин.Короче: звери все, и даже самый Слон,Который был в лесах почтен,Как в Греции Платон,Льву все еще казался не уменИ не учен.По счастью, или нет (увидим это вскоре),Услышав про царево горе,Такой же царь, пернатых царь.

Орел,Который велСо Львом приязнь и дружбу,Для друга сослужить большую взялся службуИ вызвался сам Львенка воспитать.У Льва как гору с плеч свалило.И подлинно: чего, казалось, лучше былоЦаревичу царя в учители сыскать?Вот Львенка снарядилиИ отпустилиУчиться царствовать к Орлу.Проходит год и два; меж тем, кого ни спросят,О Львенке ото всех лишь слышат похвалу:Все птицы чудеса о нем в лесах разносят.И, наконец, приходит срочный год,Царь-Лев за сыном шлет.Явился сын; тут царь сбирает весь народ,И малых и больших сзывает;Сынка целует, обнимает,И говорит ему он так: «Любезный сын,По мне наследник ты один;Я в гроб уже гляжу, а ты лишь в свет вступаешь!Так я тебе охотно царство сдам.Скажи теперь при всех лишь нам,Чему учен ты, что ты знаешьИ как ты свой народ счастливым сделать чаешь?!»Пап_а_, — ответствовал сынок, — я знаю то,Чего не знает здесь никто:И от Орла до Перепелки,Какой где птице боле вод,Какая чем из них живет,Какие яйца несет,И птичьи нужды все сочту вам до иголки.Вот от учителей тебе мой аттестат:У птиц недаром говорят,Что я хватаю с неба звезды;Когда ж намерен ты правленье мне вручить,То я тотчас начну зверей учитьВить гнезды».Тут ахнул царь и весь звериный свет;Повесил головы Совет,А Лев-старик поздненько спохватился,Что Львенок пустякам училсяИ не добро он говорит;Что пользы нет большой тому знать птичий быт,Кого зверьми владеть поставила природа,И что важнейшая наука для царей:Знать свойство своего народаИ выгоды земли своей.

Басня Крылова Напраслина

Какой-то Лев большой охотник был до кур; Однако ж у него они водились худо: Да это и не чудо!

К ним доступ был свободен чересчур.

Так их то крали, То сами куры пропадали.

Чтоб этому помочь убытку и печали, Построить вздумал Лев большой курятный двор И так его ухитить и уладить, Чтобы воров совсем отвадить, А курам было б в нем довольство и простор. Вот Льву доносят, что Лисица Большая строить мастерица. И дело ей поручено, С успехом начато и кончено оно; Лисой к нему приложено Все: и старанье и уменье.

Смотрели, видели; строенье — загляденье! А сверх того, все есть, чего ни спросишь тут: Корм под носом, везде натыкано насесток, От холоду и жару есть приют, И укромонные местечки для наседок.

Вся слава Лисаньке и честь! Богатое дано ей награжденье И тотчас повеленье: На новоселье кур немедля перевесть. Но есть ли польза в перемене?

Нет, кажется, и крепок двор, И плотен и высок забор — А кур час от часу все мене. Отколь беда, придумать не могли. Но Лев велел стеречь. Кого ж подстерегли?

Toe ж Лису-злодейку. Хоть правда, что она свела строенье так, Чтобы не ворвался в него никто, никак, Да только для себя оставила лазейку.

МОТ И ЛАСТОЧКА

Какой-то молодец, В наследство получа богатое именье, Пустился в мотовство и при большом раденье Спустил все чисто; наконец, С одною шубой он остался, И то лишь для того, что было то зимой — Так он морозов побоялся. Но, Ласточку увидя, малый мой И шубу промотал.

Ведь это все, чай, знают, Что ласточки к нам прилетают Перед весной, Так в шубе, думал он, нет нужды никакой: К чему в ней кутаться, когда во всей природе К весенней клонится приятной все погоде И в северную глушь морозы загнаны!

Догадки малого умны; Да только он забыл пословицу в народе: Что ласточка одна не делает весны.

И подлинно: опять отколь взялись морозы, По снегу хрупкому скрыпят обозы, Из труб столбами дым, в оконницах стекло Узорами заволокло.

От стужи малого прошибли слезы, И Ласточку свою, предтечу теплых дней, Он видит на снегу замерзшую.

Последние новости по теме статьи

Важно знать!
  • В связи с частыми изменениями в законодательстве информация порой устаревает быстрее, чем мы успеваем ее обновлять на сайте.
  • Все случаи очень индивидуальны и зависят от множества факторов.
  • Знание базовых основ желательно, но не гарантирует решение именно вашей проблемы.

Поэтому, для вас работают бесплатные эксперты-консультанты!

Расскажите о вашей проблеме, и мы поможем ее решить! Задайте вопрос прямо сейчас!

  • Анонимно
  • Профессионально

Задайте вопрос нашему юристу!

Расскажите о вашей проблеме и мы поможем ее решить!

+